Новости

Радмила Сурначева: «Мы работаем как мафия добрых людей»

Два часа из жизни исполнительного директора Уфимского хосписа.


Уфимский хоспис строят в микрорайоне «Цветы Башкирии», но его скромный офис находится на улице генерала Горбатова, договорились встретиться там.

На входе встречает плакат благотворительного фонда «Потерь нет» с жизнеутверждающим лозунгом «После истории болезни начинаются истории побед». Фондом, как и Уфимским хосписом, руководит один и тот же человек – Радмила Сурначева.

Едем на улицу Даяна Мурзина, 8. По дороге узнаю подробности стройки.

- Строительная часть готова на 70%, откроемся к концу года в лучшем случае, вероятнее – в первом квартале следующего, - говорит Радмила.

Хоспис рассчитан на 60 мест, 40 взрослых и 20 детских, это самый крупный проект в России. Такой же строят и в Казани. Когда все будет работать, лечить и обслуживать пациентов будет персонал в 150 человек. На первое время наберут поменьше сотрудников, их еще и обучить надо – искусству паллиативной помощи.


Приехали на место. Здания уже построены, идет отделка помещений. Проект стоимостью более миллиарда рублей строят исключительно на пожертвования. Когда его задумывали, смета была одна, сейчас многое подорожало, но это не главное. Главное – желание помочь. И таких желающих немало. Среди них – больше женщин, как, например, Анна, с ней на встречу и приехала Радмила Сурначева. Они идут туда, где должен быть «ресепшн» и обсуждают, где какая мебель должна стоять. Анна Кузнецова владеет вместе с мужем мебельным бизнесом, она привлекла сообщество мебельщиков в помощь хоспису.


Мы с пресс-секретарем хосписа Светланой Нигматуллиной тем временем идем осматривать помещения. Вот – комната с бассейном, где предусмотрено, что тех, кто не может передвигаться самостоятельно, в воду будет опускать специальное устройство. Вот детская комната – одноместная, там же может пожить кто-то из родственников. Вот важная комната – для прощания, здесь можно проститься с теми, кто «ушел».


На территории хосписа высажена яблоня, рассказывает Светлана. Есть такая практика в жизни хосписов: делать что-то в память об ушедших. Эта яблоня – в память о Шамиле, который болел очень редкой болезнью, синдромом Меласа, единственный в России, говорит Светлана. Дело в том, что готового здания для хосписа еще нет, а подопечные уже есть – с 2019 года. То есть сотрудники хосписа и фонда «Потерь нет» уже помогают тяжелобольным, чаще с онкологическими заболеваниями.

А вот и крыша, она будет эксплуатироваться: летом, например, здесь можно будет позагорать.

Вернемся к женщинам, которые измеряют что-то на полу, и говорят о высоте потолков.


- 2 метра 70 см должно быть, - говорит Анна, - чтобы панели на стене без стыков были. У вас больше. Почти 2 метра 90.

Проблема? Решение находится тут же, параллельно выясняется, что на 38 тумбочек необходимо на каждую по одному листу ДСП, это примерно на 80 тысяч рублей. Можно и купить, но если найдется спонсор,  было бы неплохо. Тут же находится телефон знакомого, который рассказывает, что скорее всего потенциальный партнер не сможет помочь – сложности какие-то там.

- Вот так друг другу помогаем, - улыбается Радмила, - кто-то подсказал телефон нужного человека, кто-то еще чем-то. Где-то похвалим, где-то попросим, надо же привлечь средства и ресурсы. Как мафия добрых людей работаем.

Анна показывает группу в соцсети «День мебельщика», в которой идет переписка в том числе и о помощи хоспису:

- В основном здесь сидят руководители мебельных компаний, вот поставщик ДСП «Башвуд», они могут помочь, вот фабрика «Мелкон» - уже помогают. Здесь 397 человек.

Останавливаемся на 5 минут, прошу Радмилу рассказать о паллиативной помощи.

- В республике почти 24 тысячи людей в ней нуждаются только по официальным данным, неофициально – больше, - говорит она. – Понятно, что всем в хосписе помочь невозможно, надо чтобы в нашем регионе десять таких было. Мы помогаем тем, кто имеет тяжелое неизлечимое заболевание, кому официальная медицина уже не может ничем помочь. Это чаще всего онкология, есть и другие заболевания, генетические, неврология, последствия травм.

- Мы помогаем достойно провести последние дни и недели жизни, - вступает в разговор Светлана.

– Например, бабушка 80 лет не может уже ртом есть, в больнице родным скажут, мол, ей осталось пару недель, и отправят домой. А она от голода может раньше умереть, чем от основного заболевания. У нас бы ее кормили через гастростомическую трубку (через желудок).

То же самое касается противолежневых матрасов, аппаратов ИВЛ и так далее. Есть масса способов паллиативной помощи, которые облегчают боль и страдания, и позволяют жить оставшиеся дни достойно. В обычной больнице есть стандарты приема тех же обезболивающих, здесь эти нормы неприемлемы.


Что ж, пора возвращаться. На обратной дороге такая картина: Светлане звонит кто-то из волонтеров и рассказывает, что у их подопечной из Донецка здесь в Уфе сегодня день рождения. А у хосписа традиция – отмечать дни рождения тех, кому помогают. Радмила срочно звонит одной знакомой, та готова перечислить деньги на тортик, Светлане надо успеть все организовать с поздравлением.

- У нас около 300 подопечных, - говорит она. – Раньше было меньше, нам хватало суммы в 80 тысяч рублей бесплатных поездок на Яндекс-такси, сейчас уже не хватает. Написала им письмо, надеюсь – увеличат сумму.

4 июля здесь будет День открытых дверей для всех желающих. Приходите, узнаете много важного для себя. Повторим адрес - Даяна Мурзина, 8. А вот ссылка на сайт уфимского хосписа – для тех, кто хочет чем-то помочь или узнать что-то еще.
Made on
Tilda