Лонгриды

Экология Башкирии – как сочетать развитие промышленности и природоохранную политику

Изучаем проблему с помощью экспертов на паре примеров.

Для начала немного цифр. Башкирия стала лидером в стране по росту числа предприятий, загрязняющих воздух. В 2021 году таких предприятий в республике стало больше на 1336, или на 51,1%, таковы данные исследования аналитической службы аудиторско-консалтинговой сети FinExpertiza, основанного на данных Росприроднадзора.

Лидерами по общему тоннажу вредных выбросов со стороны предприятий в 2021 году традиционно стали промышленно развитые территории: Красноярский край (2,4 млн тонн за год), где среди отраслей превалирует добыча металлических руд, а также угледобывающая Кемеровская область (1,6 млн тонн) и нефтегазовый Ханты-Мансийский автономный округ (1,2 млн тонн). Башкирия в этом рейтинге – на 8 месте, здесь в прошлом году отчитались о 449,3 тыс тонн выбросов, основная отрасль-загрязнитель - производство кокса и нефтепродуктов.

«Ранее государство взяло курс на усиление экологического надзора за бизнесом, в свою очередь компании заявляли о готовности инвестировать в устойчивое развитие. Однако в 2022 году, на фоне экономического спада, экологическая модернизация промышленности может быть осложнена недостатком финансовых ресурсов и ограничениями поставок импортного оборудования», - отмечает президент FinExpertiza Елена Трубникова.

Диоксины в Уфе – страшное наследство 90-х


Если говорить о степени опасности экологических проблем, то наш условный рейтинг откроет бывшая территория «Уфахимпрома», предприятия, закрытого в 2004 году, из-за которого Уфа испытала самый большой экологический шок.

Весной 1990 года фенол с территории завода попал в городской водопровод, миллионный город практически остался без воды, ее подвозили в цистернах. Позже горожане узнали, что фенол - это не главная опасность завода, диоксины – куда более смертельный и долгодействующий яд, который, накапливаясь в организме, приводит к риску онкологического заболевания. Диоксины были тогда и в водопроводе, и до сих пор находятся в черте города на территории бывшего завода «Уфахимпром», расположенного выше основного в Уфе южного водозабора.


Завод огромный, он занимает более 142 гектаров, на его земле в восьми шламонакопителях до сих пор хранятся сотни кубометров химических отходов. Здесь опасно все: стены цехов, пыль, грунт. Согласно анализам, проведенным НИИ БЖД в 2008 году, содержание диоксинов в почве  на территории завода «Уфахимпром» превысила предельно допустимую концентрацию в 44 раза.

- Каждый год в среднем в организме уфимца добавляется по одному пикограмму диоксина (пикограмм – одна триллионная часть грамма), казалось бы, немного, но это все равно смертельно опасно, эти яды накапливаются, - говорит известный эколог, эксперт по диоксинам, доктор химических наук Марс Сафаров. – Получается, что с момента закрытия завода каждый уфимец получил дозу в 18 пикограмм. Это самый страшный вид отравления - медленно действующее, потому что ни население, ни власти не могут реагировать на него и всерьез не воспринимают. А когда осознают всю серьезность, например, пол-Уфы будет болеть раком – тогда будет уже поздно.

Владельцы завода уехали за границу, оставив Уфу с экологической проблемой. Чтобы подобная ситуация не повторилась, Марс Сафаров предлагает ввести утилизационные сборы с каждого опасного предприятия, которые в конечном счете можно было бы направлять на рекультивацию опасных отходов закрывшихся предприятий. Также он приводит в пример законодательство США.

- Я был там еще в 1993 году на заводе, где в процессе производства выделялся диоксин в точности с существующими там нормами, - вспоминает он. – Смотрю: рядом они строят новую установку. Спрашиваю, зачем? Отвечают, что через какое-то время примут новые более жесткие нормы, и им невыгодно их нарушать: штраф окажется больше стоимости строительства новой установки.

Ученый предлагает скорректировать российское законодательство таким образом, чтобы и в России владельцам промышленных предприятий было невыгодно нарушать экологические нормы. Сейчас, пожалуй, в качестве единственного примера огромного штрафа можно назвать решение оштрафовать «Норникель» на сумму более 146 миллиардов рублей за розлив нефти под Норильском в мае 2020 года.

«Кроношпан» - завод под Уфой, который несколько лет работал в режиме пусконаладки


В 2013 году многие граждане, ставшие участниками программы «Свой дом», приобретали жилье в Кирилловском сельсовете (Уфимский район) из-за хорошей экологической ситуации в месте, расположенном рядом с Уфой. Каким же неприятным сюрпризом стало для них известие, что рядом начинается строительство деревообрабатывающего завода «Кроношпан», хотя официального разрешения на это тогда еще не было. Администрация Уфимского района выдала необходимый документ в апреле 2014 года, завод быстро построили, и с тех пор он действует, а теперь решил расширяться.

14 июня в деревне Дорогино Уфимского района прошли общественные слушания по двум инвестпроектам: производство ориентированно-стружечных плит (ОСБ) мощностью более 1000 тонн в сутки и производство связующих смол (330 тысяч тонн в год) и формалина (101 тысячу тонн в год). Первый проект берется реализовать ООО «Кроношпан Башкортостан», второй – ООО «Кронохем Уфа» (учреждено компанией «Кроношпан»).
На слушаниях в здании местной сельской школы собрались около 150 человек, причем многие – атлетичного телосложения, рассказал участник слушаний местный житель Андрей Миронов.

«Местных было мало, - добавил он. – хотя многие жалуются на запах, который обычно доносится со стороны завода по ночам, на мелкую стружечную пыль (ее заметнее всего зимой при выпадении на снег) и на круглосуточный шум оборудования».

По словам экоактивистки Ирины Курели, у «Уфаводоканала» уже не хватает мощностей для того, чтобы обеспечить действующий завод «Кроношпана» водой в полном объеме, и из-за дефицита мощностей активистам просто говорят, что промышленная канализация отсутствует, хотя она есть в проекте.

«Недостаток воды компенсируют водой, добытой со скважин, а вот куда сливают промышленные стоки, не известно», - говорит Ирина Курели.

На самом предприятии уверяют, что с экологией все в норме и есть соответствующие документы от надзорных органов. Но тот же формалин – это водный раствор формальдегида, вещества – канцерогена, то есть постоянный контакт с ним резко повышает вероятность заболевания раком. Напомним, что каждый уфимец каждый год уже приближается к этому заболеванию из-за диоксина.

Жители уфимского микрорайона Шакша, расположенного недалеко от завода, вполне обоснованно должны задуматься над вопросом: как там изменится экологическая ситуация после ввода в строй двух новых производств. И в этом не должно быть никакой закрытости.
Почему «Кроношпан» вызывает недоверие у части горожан? Потому что они помнят, что завод несколько лет, с 2015 по 2019 гг, работал в режиме пуско-наладочных работ. Такой режим позволял обходиться без разного рода проверок, например, Росприроднадзор не мог осуществлять экологический надзор за предприятием.

«Заводы должны работать, но с соблюдением жесточайших экологических норм, - считает Марс Сафаров. – Что это за надзор, если завод работает 5 лет на глазах у всех в режиме пусконаладки? Росприроднадзор, Роспотребнадзор, Ростехнадзор – как будто там слепые, глухие и немые. Так можно поступать в колониальной Африке, но мы вроде бы цивилизованная страна. Игры с формальдегидом рядом с Уфой я считаю глубоко вредными».

Что делать - мнения экспертов


Общественный представитель Агентства стратегических инициатив по направлению «Предпринимательство и технологии», бывший депутат Уфимского горсовета Юрий Васильев считает, что Уфа перегружена промышленными предприятиями.

- Решение о выносе предприятий за черту города фактически не осуществляется, - говорит Юрий Васильев. – Почему-то в Китае такая программа работает, а у нас – нет. Возьмите города Салават, Стерлитамак. Такое скопление химзаводов. Это боль. Думаете, поедут в наши города туристы, посмотрев на экологическую карту? Поэтому давайте думать, как снижать уровень загрязнения, потому что нам здесь жить и новым поколениям.

Недавно Госдума приняла закон об ответственности предприятий, работающих с веществами 1 и 2 класса опасности. Если бы такой закон действовал в 90-е годы, то проблемы «Уфахимпрома» попросту не было, считает депутат Госдумы от Башкирии Зариф Байгускаров.

- В законе мы четко прописали, что при предприятии создается фонд, куда предприятие перечисляет деньги в таком количестве, чтобы их хватило на рекультивацию в случае нанесения вреда окружающей среде, - поясняет Зариф Байгускаров. – Провел сам рекультивацию – получи обратно деньги, не провел – эти средства пойдут на рекультивацию в том субъекте России, где предприятие работает. Я предложил такой же принцип применить в отношении всех недропользователей страны. Потому что сейчас много брошенных качалок или карьеров, которые после разработки остаются и несут опасность здоровью граждан и вредят экологии.

По словам Байгускарова. 24 июня в Уфу должен приехать руководитель Роснедр Евгений Петров. Возможно, в ходе своего визита он даст добро на проведение в Башкирии эксперимента среди недропользователей. Его суть заключается в том, что перед выдачей лицензии на добычу  природных ископаемых недропользователей будут обязывать проводить встречу с гражданами сел, близлежащих от места добычи. Результатом встречи должно стать соглашение о выполнении бизнесом социальных обязательств по решению той или иной насущной проблемы граждан.

Одним словом, есть проблемы, но есть и решения. Важно эти решения воплотить в жизнь, а не откладывать на плечи будущих поколений.

Made on
Tilda